Адвокаты, адвокат — монополия или олигархия — какой путь выбрать

Юридическая помощь, юридическая защита, юридическая консультация в уголовном судопроизводстве на всех этапах. Защита потерпевших, гражданский иск.Апелляция, кассация.

Адвокаты, адвокат — кто они?

Адвокаты, адвокат — размышление на тему монополии ( олигополии ) адвокатуры. Измени конституцию, и стань адвокатом — олигархом.

адвокаты,адвокат2 декабря, состоялся круглый стол Ассоциации юристов Украины на тему «Исключительное право на представительство в судах. Вступление в профессию».

Это первое мероприятие из запланированной серии обсуждений реформы адвокатуры при участии проекта ЕС «Поддержка реформ в сфере юстиции в Украине»
Большинство присутствующих адвокатов поддержало предусмотренную проектом изменений Конституции в части правосудия монополию адвокатов на представительство в суде (напомним, Президент внес законопроект в парламент вечером 25 ноября). При этом многие спикеры (Президент АЮУ Денис Бугай, член Совета по вопросам судебной реформы при Президенте Анна Огренчук, Президент Ассоциации адвокатов Украины Олег Рачук, эксперт проекта ЕС по поддержке реформы юстиции Марк Сигал) предлагали отойти от термина«монополия», поскольку он не означает«исключительное право представительства в судах» как это указано в проекте Конституции.
Юридическая защита, юридическая помощь в делах о преступлениях для подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного, оправданного, лица, в отношении которого предусматривается применение принудительных мер медицинского или воспитательного характера или решается вопрос по их применению в уголовном производстве, лицо, в отношении которого рассматривается вопрос о выдаче иностранному государству (экстрадицию), лицо, которое привлекается к административной ответственности, во время рассмотрения дела о административном правонарушении;

Различные мнения

Так, Д. Бугай отметил, что при обсуждении изменений часто упускают остающееся право самопредставительства, которое означает, что как физлицо, так и юрлицо через директора и физлицо-предприниматель смогут самостоятельно представлять свои интересы в судах. Кроме того, остаются исключения, рекомендованные Венецианской комиссией — относительно представительства в суде по трудовым спорам, спорам о защите социальных прав, относительно выборов и референдумов, в малозначительных спорах, а также в связи с представительством малолетних или несовершеннолетних лиц и лиц, признанных судом недееспособными или дееспособность которых ограничена.

Как мы помним, Венецианская комиссия рекомендовала установить исключения именно для незначительных споров — что и было сделано. Но в этой связи юрисконсульт Алексей Лутак предлагает рассматривать незначительные споры не только в смысле денежного эквивалента, а и в смысле трудовых затрат (например, при взыскании дебиторской задолженности).

Тем не менее, как бы не назвали предстоящую унификацию профессии, а «роза пахнет розой, хоть розой назови ее, хоть нет». Факт остается фактом — планируется поэтапный переход на монополию представления правовой помощи (в Конституции предлагается определение «правничої допомоги») адвокатами.

Отметим, что иностранные эксперты из Проекта ЕС по поддержке реформы юстиции г-н Сигал и Ритис Йокубаускас, хоть и одобряют монополию в целом, указывают на то, что прописывать такую норму в Конституции — украинское ноу-хау.

Конституционные вариации

Так, г-н Сигал считает, что изменение закона намного оправданнее и более резонно, чем изменение Конституции, а г-н Йокубаускас, отметил, что не знает ни одной европейской страны с такой конституционной нормой, деятельность адвокатуры там регулируется процессуальными кодексами.

адвокаты,адвокатС ними солидарен и адвокат Игорь Головань, который считает, что единодушное одобрение монополии выглядит неэтично, ведь адвокаты материально заинтересованы в этом. Он напомнил, что адвокатура уже некоторое время идет по пути принуждения — сначала адвокатов не смогли убедить в необходимости объединения в одну организацию, поэтому заставили войти в единую Национальною ассоциацию специальным Законом. «Теперь мы не смогли убедить общество в том, что адвокат является наилучшим выбором в смысле получения правовой помощи, и горячо поддерживаем принуждение потенциального клиента прийти к нему в силу конституционной нормы. И я не думаю, что украинскому обществу это, во-первых, понравится, а во-вторых, нужно», — пояснил г-н Головань.

Он считает, что людей нужно убеждать прибегать к помощи адвоката исходя из того, что это профессионал, который имеет установленные законом права и гарантии, а не принуждать их, не давая другого выхода. Апеллируя к решению по «делу Солдатова», в котором указано, что не только адвокаты могут представлять правовую помощь, но и другие специалисты в отрасли права, которые по закону имеют право предоставлять правовую помощь самостоятельно или по поручению других лиц, он предлагает решить проблему, запретив предпринимательскую деятельность в сфере юридической практики. То есть, на факты неквалифицированного или безответственного предоставления юридических услуг следует смотреть под другим углом — с точки зрения регулирования юридической практики как профессиональной деятельности. Г-н Головань называет лицемерием разговоры об особом статусе адвоката и его квалификации при осуществлении, по сути, предпринимательской, а не адвокатской деятельности.

Преждевременным считает закрепление монополии в Конституции и г-н Лутак: «Для начала нужно это выписать в Законе об адвокатуре и адвокатской деятельности, предусмотреть эксперимент по исключительному представительству отдельных категорий граждан и постепенно этот эксперимент распространять на новые категории споров, а конкретные сроки определять исходя из результатов эксперимента». Также он указал на проблемы допуска к профессии, которые неизбежно возникнут при переходе к монополии адвокатов. Ведь сдача экзамена не является пропуском в адвокатуру, необходимо пройти стажировку: при 550 обязательных часах корпоративный юрист должен выделить 4 часа в каждом рабочем дне. Кроме того, для многих является неподъемной цена стажировки (в Киеве — 20 минимальных зарплат). Еще одна проблема — очереди на сдачу экзамена, которые лишь увеличатся в дальнейшем (в Киеве экзамена ожидают более 120 человек). Все эти факторы говорят о неготовности к ажиотажу, который вызовет принятие изменений Конституции.

Также это диссонирует со словами г-на Бугая «мы должны сделать внедрение монополии более мягким и органичным; мы должны предоставить достаточно времени для того, чтобы юридическое сообщество и общество к этому подготовились; мы должны дать возможность нашим коллегам, практикующим в судах, получить статус адвоката, нельзя оставить за бортом профессии людей, которые ею уже занимаются; процесс вхождения в адвокатский цех должен быть спокойным и прозрачным».

Контраргумент г-ну Лутаку привел адвокат Никита Нуралин — стажировку планируется отменить. Таким образом, 6-месячный дополнительный срок ожидания свидетельства после сдачи экзамена будет упразднен. Г-н Нуралин понимает, что наличие стажировки станет искусственным препятствием к профессии для юрисконсультов и практикующих юристов. Но при отмене стажировки будут усиливаться требования к кандидатам — предусматривается вход в профессию через статус помощника адвоката (вводится через 2 года) с исключением для судей (кроме уволенных по дисциплинарке или за нарушение присяги). Также предусмотрено, что помощником адвоката можно будет стать после получение диплома бакалавра. Необходимый срок работы в этом статусе — 2 года.

адвокаты,адвокат

Этапы длинного пути

В проекте Конституции внедрение монополии разделено на 4 этапа: с 1 января 2017 года — в Верховном Суде и судах кассационной инстанции; с 1 января 2018 года — в судах апелляционной инстанции; с 1 января 2019 года — в судах первой инстанции. Представительство органов государственной власти и органов местного самоуправления в судах исключительно прокурорами или адвокатами осуществляется с 1 января 2020 года. Представительство в суде в процессах, начатых до вступления в силу изменений будет осуществляться по правилам, действовавшим до вступления в силу, — до принятия в соответствующих делах окончательных судебных решений, которые не подлежат обжалованию.

На предложениях по отдельным вопросам, которые, в случае принятия изменений, должны быть урегулированы на уровне Закона, остановился г-н Бугай:

1) совмещение госслужащими своего статуса со статусом адвоката: адвокатская деятельность на период госслужбы приостанавливается, но при этом за госслужащим остается право пользования статусом адвоката;

2) Закон должен позволить участникам всех процессов независимо от инстанции завершить их со своими представителями;

3) упрощение доступа к профессии практикующим юристам в переходной период первых 2х лет;

4) в дальнейшем адвокатом сможет стать только помощник адвоката.

«Исключительное право адвокатов на представительство в судах — это не привилегия и не дополнительные возможности, это, прежде всего, ответственность. Внедрение монополии будет сопровождаться усилением ответственности представителя, что будет предусмотрено в процессуальных кодексах», — заключил г-н Бугай.

Судебная реформа? Изменения в законодательстве — адвокат

Ведение дел в суде. Уголовных, гражданских, административных, хозяйственных. В судах первой инстанции, в апелляционной инстанции, в кассационной инстанции. Адвокты.

Судебная реформа

судебная реформаСудебная реформа: Андрей Стельмащук, управляющий партнер ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры», считает, что судебную реформу нужно было проводить полтора года назад, очистив от взяточников столичные суды.

Увеличить картинкуФото: В.Головин

В парламенте будут рассматривать изменения в Конституцию в части правосудия. Каково ваше отношение к предложенным изменениям?

Судебную реформу в Украине нужно было проводить после Революции Достоинства до избрания нового парламента. Дело в том, что реформа должна проходить достаточно быстро, а не на протяжении полутора лет. Происходящее у нас — это уже не реформа, а просто изменения в законодательстве. Того эффекта, который должны были достичь на революционной волне, мы не получили.

Что же нужно было сделать?

В первую очередь — сосредоточиться на ключевом регионе — Киеве. Если работа началась бы со столичных судов, то за короткий период можно было получить позитивный импульс для судов в регионах. И это не сложно было сделать: в Киеве же не 8 тыс. судей. Всем известны судьи, на которых уже клеймо негде ставить. По отношению к ним должен был включиться правоохранительный механизм — эти судьи должны были понести ответственность, или как минимум их нужно было отстранить от обязанностей.

О каком правоохранительном механизме идет речь?

Прокуратура должна была открыть уголовные дела. Именно так, как возбуждали дела по тем, кто сбежал из Украины.

За нарушение судейской этики?

За коррупцию. Ведь на каждого судью в СБУ есть досье. Судьи знают, что их телефоны прослушиваются, в их кабинетах неизвестные люди регулярно проводят какие-то манипуляции. Но уж так получается, что судей ловят именно в тот момент, когда это выгодно.

Важно понимать, что судьи, которые выстраивали и руководили судебной вертикалью во времена Януковича, никуда не исчезли. И на этих судей есть компромат. Именно с его помощью, как правило, «ломают» неугодного судью.

Но это же избирательное правосудие. Если мы считаем, что какой-то судья плохой, то достаем на него компромат, а других не трогаем.

Да, это первый этап очищения судебной власти. Когда точно известно, что определенный судья — негодяй, и на него следует открыть дело по имеющимся у правоохранителей данным.

Если бы были отстранены явные негодяи, в том числе и среди адвокатов, то остались бы люди, которых можно переаттестовывать. С теми, кто прошел это «сито» следовало бы договариваться: или ты судишь по справедливости, или идешь в тюрьму.

Далее нужно наводить порядок в прокуратуре и адвокатуре, так как коррупция в судах невозможна без посредников. Этими посредниками зачастую являются адвокаты. Задача Национальной ассоциации адвокатов Украины не критиковать бесплатную правовую помощь, а навести порядок в своей сфере, чтобы защитники имели высокий уровень доверия в обществе. Ведь среднестатистический адвокат рассматривается бизнесом как человек, решающий вопрос: заносит взятку в суд. Бизнес в большинстве своем сам не идет в суд со взяткой, поэтому отстранив таких адвокатов исчезнет и такая «услуга».

Но ведь всегда найдется способ вручить взятку, если судья того захочет. Некоторые сетуют на низкие зарплаты судей.

Конечно вопрос обеспечения судей нельзя игнорировать. Судья не должен быть нищим и получать меньше, чем медсестра в частной клинике. Но одной достойной зарплатой вопрос не решить. Как сказал один мой знакомый, занимающий высокий пост в судебной системе, судьи не будут брать взятки, только когда им перестанут их давать.

За год уже можно было провести судебную реформу на законодательном уровне.

Мы утратили исторический момент, и парламент сейчас просто играется с реформой

После избрания Петра Порошенко Президентом был наиболее подходящий момент для изменений в судебной власти. Были допущены следующие ошибки: создали Конституционную комиссию вместо рабочей группы из интеллектуалов и практиков, назначили Генпрокурором Виктора Шокина, вместо, к примеру, Виталия Касько.

Кстати, коллеги-юристы, которые теперь работают в Генпрокуратуре, рассказывают, что проблема в этом ведомстве не в отсутствии политической воли, а в отсутствии интеллектуалов. И дело Портнова на 800 гривень тому свидетельство.

Сейчас же пойдут путем создания новых судов, чтобы уволить действующих судей. В результате Верховный Суд Украины будет без слова «Украина». Ведь нужно новое название органа. Печерский суд назовут, например, Центральным судом и т.д. И для таких «реформ» нам потребовался целый год!

судебная реформа

Что нам даст переаттестация судей? Насколько очистится система?

В это трудно поверить, но в судах работают настолько профнепригодные судьи, что они просто не сдадут экзамены. У меня есть примеры из собственной практики, когда при заявлении ходатайства в Хозяйственном суде Киева, судья откладывает рассмотрение дела, так как его интеллект не позволяет решить ходатайство на заседании. Судья потом зовет помощника, секретаря, вместе готовят позицию даже по элементарным вещам.

Также судьи ищут любой повод, чтобы не принимать исковое заявление.

А какой смысл судам не принимать заявления?

Судьи просто не хотят заниматься определенными делами. Количество судей с полномочиями вершить правосудие уменьшилось и они завалены делами. Верховная Рада не принимает решение об избрании судей, которые проработали 5-летний срок, бессрочно. Поэтому судьи с полномочиями предпочитают «отфутболить» заявление, особенно, если там для него не будет никакого интереса.

А те судьи, которых не избрали на бессрочно, продолжают получать зарплату?

Конечно! Они делают определенную работу в судах. И виновато в этом государство в лице Верховной Рады.

Исходя из вашей практики, какой процент непрофессиональных решений судов?

На первой инстанции таких дел немало. Если брать налоговые споры, то в 60% случаев налогоплательщик проигрывает дела. В окружном админсуде Киева можно заведомо предугадать, у какого судьи мы не выиграем спор. Остается вся надежда на апелляцию, где шансов больше, но также многое зависит от коллегии судей и есть такие, которые только и ждут, чтобы к ним пришли договариваться. В Высшем админсуде ситуация получше: там уже прислушиваются к доводам адвоката.

Проблема в непрофессионализме?

Существует ошибочное мнение у судей, что если они судят в пользу ГФСУ, то защищают интересы государства. Мол, они патриоты: «Премьер говорит, что в бюджете не хватает денег, ну вот я и работаю на государство, мне еще орден полагается за это». Пост-советское сознание диктует, что бизнес всегда неправ.

Почему бизнес убегает из Украины

Вы представляете в судах интересы, в том числе, иностранных инвесторов. Какие у них сейчас впечатления от украинских судов?

О том, чтобы покинуть Украину и продать свои активы в нашей стране, задумываются даже крупные транснациональные компании. Они же видят, что в стране ничего не меняется. Хотя, по моему мнению, определенные изменения в лучшую сторону происходят, но пока они не обеспечивают веру людей в то, что они и их бизнес могут быть защищены.

Отдельный фактор — война на Востоке. Инвесторы не понимают происходящих экономических процессов в Украине. Они сравнивают происходящее с временами Януковича, когда крупный инвестор мог напрямую пожаловаться президенту и тогда вопросы решались. Один из наших клиентов в свое время приехал на встречу с Януковичем и сказал, «или мы пожимаем руки, или сейчас же уходим из страны». В то время проблемы урегулировались именно таким образом.

А сейчас как? Разве нельзя прийти к президенту или премьеру и решить на политическом уровне проблемы?

Можно, только если бы вопрос был только в коррупции, то инвесторы бы это еще поняли, а так на фоне отсутствия изменений и военного конфликта…

Хотя нельзя сказать, что инвесторы массово уходят из Украины. Но много кто об этом сегодня задумывается, особенно крупный бизнес.

судебная реформа

Верите ли вы в самоочищение и эффективное самоуправление судебной власти?

Судейское самоуправление сможет правильно функционировать, если будет действовать принцип необратимости наказания. Ведь сейчас судьи смело продолжают брать $1 млн взятки, понимая, что половиной суммы можно спокойно откупиться.

Для необратимости наказания нам нужны честные и идейные люди в прокуратуре и СБУ, которые не будут использовать компромат на судей в своих личных целях.

Повторюсь, адвокатура также должна подвергнуться изменениям. Неправильно говорить, что у нас только судьи плохие. К сожалению, сегодня отсутствует централизованная установка адвокатам, чтобы защитники не были участниками коррупционной цепи. По моему мнению, судьи продолжают брать взятки, потому что некоторые адвокаты в этом сами заинтересованы: не совсем умные адвокаты без лишней волокиты могут 100%-но решить вопрос богатого клиента, поделившись частью гонорара.

Адвокаты платят судьям, но адвокатам платят бизнесмены. То есть первопричина коррупции — согласие на это бизнеса.

Согласен, но бизнес не верит, что есть другие способы разрешения споров. К тому же для некоторых бизнесменов «решение вопроса» является более эффективным с точки зрения затрат. Радует, что не все предприниматели такие, например, большие транснациональные компании — никогда так не поступают.

В связи с проектом изменений в Конституцию в части правосудия, обсуждалась тема монополии адвокатов на представительство в суде. Как вы к этому относитесь, ведь вам это должно быть выгодно?

Мы не боимся конкуренции. Я не мыслю категориями, мол «юристы забирают у меня кусок хлеба», или как некоторые уважаемые адвокаты рассказывают о введении высокой платы за стажировку молодых юристов, «так как мы создаем себе конкуренцию». Даже среди 40 тысяч действующих адвокатов, настоящих адвокатов, соответствующих квалификационному уровню, будет где-то половина.

Ведь в адвокатуре уже давно назрела проблема: все, кто не смог прижиться в других органах, где можно было заниматься коррупцией (прокуратура, суды, милиция, СБУ), оказались адвокатами. Эти люди профессионально деформированы.

Вас послушать, так у нас везде все плохо. Судебная реформа пробуксовует, в адвокатуре проблемы, среди правоохранителей сплошные непрофессионалы. Есть какая-нибудь перспектива?

Нужно молиться, чтобы Украине не дали безвизовый режим. Как только мы его получим, из страны выедет очень много людей. Ведь народ и бизнес чувствуют себя незащищенными и не верят, что в этой стране можно что-то изменить, им попросту страшно здесь жить. Самый печальный сценарий — страна может просто разбежаться.

Автор:Беседовал Сергей Чепинский

По материалам: «Дело»
Раздел: Новости Украины > Общество
Теги: судебная реформа

Монополия адвокатов

Напомним, Венецианская комиссия высказала замечания к норме о монополии адвокатов, поскольку она представлялась чрезмерно обширной. Были рекомендованы исключения для отдельных видов споров, например, трудовых или незначительных.

Монополия адвокатов

Монополия адвокатовМонополия адвокатов — норма: на сайте Конституционной Комиссии опубликованы предложения Рабочей группы по вопросам правосудия о внесении

изменений в Конституцию.

Согласовано, в частности:

— исключение из проекта ст. 59 Конституции нормы, согласно которой для обеспечения права на защиту от обвинения и предоставления правовой помощи

при решении дел в судах и других государственных органах в Украине действует адвокатура;

— норму ст. 59 Конституции, согласно которой каждый имеет право на профессиональную правовую помощь (сейчас — «правовую помощь»);

— редакцию ст. 131-2, гласящую, что для предоставления профессиональной правовой помощи в Украине действует адвокатура. Исключительно адвокат

осуществляет представительство в суде и защиту от обвинения. Законом могут быть определены исключения относительно представительства в суде в

трудовых спорах, спорах о защите социальных прав или незначительных спорах, а также относительно представительства малолетних и несовершеннолетних лиц

и лиц, признанных недееспособными или дееспособность которых ограничена.

Монополия адвокатовТакже проект содержит норму о функционировании высших специализированных судов. Монополия адвокатов.

30 октября, Конституционная Комиссия рассмотрит предложения Рабочей группы.

Напомним, Венецианская комиссия высказала замечания к норме о монополии адвокатов, поскольку она представлялась чрезмерно обширной. Были

рекомендованы исключения для отдельных видов споров, например, трудовых или незначительных.

Судебная система

Эффективная судебная система не может существовать без эффективных смежных институтов, в частности, института адвокатуры. Монополия адвокатов.

Одним из самых критикуемых вопросов концепции реформирования адвокатуры в Украине является вопрос о введении так называемой «адвокатской монополии»

на представительство сторон в суде. Данная тема давно обсуждается как в самом адвокатском сообществе, так и в обществе в целом. Более того, идея

«адвокатской монополии» ложилась в основу многих профильных законопроектов, которые разрабатывались в последние годы. Однако, одобрение

этой позиции пришло неожиданно, да еще и не как-нибудь, а на конституционном уровне.

Так, 2 июня 2016 года Верховная Рада Украины большинством голосов поддержала во втором чтении изменения в Конституцию Украины в части

правосудия (законопроект №3524). Кроме прочего, нормы этого документа предусматривают введение ограничения на представительство в судах — т.н.

«адвокатскую монополию». Монополия адвокатов.

Имплементация закона

2 июня после принятия нового Закона о судоустройстве и статусе судей, который обеспечивает имплементацию изменений в Конституцию, Верховная Рада

приняла Закон «О внесении изменений в Конституцию Украины (относительно правосудия)»(президентский законопроект № 3524).

За принятие Закона проголосовало 335 депутатов.

Закон меняет статус судей, порядок их назначения, ответственность, сводит судейский иммунитет к функциональному, устанавливает монополию

адвокатуры на представительство в судах, вводит институт конституционной жалобы. Кроме того, урезаются функции прокуратуры. Монополия адвокатов.

Предусмотрен переходной период для имплементации изменений. Так, представительство исключительно прокурорами или адвокатами в Верховном

Суде и судах кассационной инстанции осуществляется с 1 января 2017 года; в судах апелляционной инстанции — с 1 января 2018 года; в судах первой

инстанции —с 1 января 2019 года. Представительство органов государственной власти и органов местного самоуправления в судах исключительно прокурорами

или адвокатами осуществляется с 1 января 2020 года. Представительство в суде в процессах, начатых до вступления в силу Закона «О внесении изменений в

Конституцию Украины (относительно правосудия)», осуществляется по правилам, действовавшим до вступления в силу, — до принятия в

соответствующих делах окончательных судебных решений, которые не подлежат обжалованию. Монополия адвокатов.

Конституционная реформа и доступ к справедливому правосудию. Обзор прессы за октябрь 2015 года…

Доступ к справедливому правосудиюДоступ к справедливому правосудию

Доступ к справедливому правосудию. В порядке дискуссии. Логика событий подсказывает, что при нынешнем ходе конституционной реформы не исключен парламентский кризис, по крайней мере, в виде досрочных выборов в Верховную Раду.

Дело в том, что Конституционный суд уже дал положительное заключение на конституционный законопроект о децентрализации власти, предварительно одобренный также и парламентом.

Для окончательного одобрения необходимо набрать как минимум 300 голосов депутатов. Итак, два конституционных законопроекта — о децентрализации власти и правосудии (о котором будет идти речь далее), — содержат перекрестные положения, касающиеся института прокуратуры и некоторых полномочий Конституционного суда Украины (КСУ).

Доступ к справедливому правосудиюСогласно конституционным ограничениям, повторное внесение изменений в Основной Закон допустимо только парламентом следующего созыва (напомним, что нынешний состав ВР был сформирован около года назад по результатам внеочередных парламентских выборов).

По нашему мнению, действующая Конституция Украины в сфере правосудия содержит ряд институционных ловушек, значительно нивелирующих право человека на независимый и объективный суд.

В целом ход конституционной реформы является довольно хаотичным, и наличие упомянутых конституционных законопроектов отнюдь не свидетельствует в пользу ее системности и видения перспективы развития конституционной системы.

Начнем с конца, или О роли Конституционного суда в ограничении власти

Миссия Конституционного суда заключается в толковании Конституции с целью защиты прав и свобод человека и осуществления контроля над актами органов власти, чтобы те не принимали своевольных решений. Она проявляется в разрешении политических конфликтов между конституционными органами власти исключительно с помощью правовых средств.

Для этого суд должен надлежащим образом, доступным языком и весьма детально аргументировать собственные решения, чтобы обычный гражданин, ознакомившись с ними, смог получить представление о последствиях, исходящих из решения этого органа власти. Вместо этого КСУ демонстрирует далеко небезупречную технику обоснования своих решений, что снижает степень его легитимности.

Доступ к справедливому правосудиюПоэтому существуют особого рода требования к судьям Конституционного суда в отличие от судей общих судов. С формальной точки зрения здесь должна быть не предвзятая процедура назначения конституционных судей. Ныне существующая паритетная система назначения судей якобы призвана обеспечить баланс и противовесы между законодательной, исполнительной и судебной властью. Но у судей КСУ нет представительского мандата от соответствующей ветви власти, как многие думают.

На самом деле, судьи являются носителями определенных ценностей и преференций как самодостаточные лица с присущими им достоинствами и недостатками. Однако такая система назначения конституционных судей сохраняется с введением конкурсного отбора. Хотя все это можно было бы прописать прозрачнее и проще: что при замещении вакансии конституционного судьи должны рассматриваться как минимум два кандидата.

Как правило, применяется система, при которой кандидатов на освободившиеся вакансии подает президент, а парламент (после слушаний на профильном комитете) одобряет конкретного кандидата судьей на пленарном заседании. Однако основная проблема — это установление довольно формального требования к кандидату на должность конституционного судьи о наличии стажа.

Лучшим вариантом было бы определение критериев высокого авторитета в области права и наличие соответствующей компетентности осуществлять функции конституционного судьи.

Ведь судья КСУ должен решать вопросы с толкованием фундаментальных конституционных ценностей и принципов, а потому его нельзя считать «законником». Тем более что законы являются объектом судебного конституционного контроля.

Опыт назначения членов КСУ из числа карьерных судей свидетельствует о проблематичности такого подхода —в свое время доходило до того, что в составе КСУ было 11 судей, ранее бывших судьями судов общей юрисдикции. Именно это было одной из причин сухого и формалистического стиля аргументации решений Конституционного суда, которые приходилось читать буквально «между строк».

Следует отметить, что законопроект несколько усиливает основы независимости конституционных судей, поскольку предусматривает расследование обстоятельств нарушения принципов несовместимости и совершения действий, порочащих честь судьи.

Они касаются правил отстранения конституционных судей от занимаемой должности по решению, как минимум, двух третей судей от общего состава КСУ, что нужно поддержать. Это гарантирует независимость КСУ от возможных манипуляций извне.

На конституционном уровне необходимо закрепить положение, что судья, против которого ведется расследование, отстраняется от выполнения своих обязанностей.

Для расследования должна функционировать дисциплинарная палата из числа других конституционных судей. Законопроект предусматривает некоторое расширение и уточнение полномочий КСУ. Прежде всего, суд лишается несвойственной функции относительно толкования законов, поскольку их должны толковать Верховный суд и высшие специализированные суды.

Вместо этого вводится институт конституционной жалобы, открывающий прямой доступ для частных лиц к конституционному судопроизводству. Вместе с тем сохраняется ряд проблем.

Желательно предусмотреть прерогативу КСУ о приостановлении до решения дела по сути действия правового акта, который является объектом проверки суда по процедуре конституционной жалобы или конституционного контроля над нормативно-правовыми актами, если из материалов дела видно, что применение такого акта посягает на сущность содержания основоположного права или может нанести существенный ущерб.

Это также могут инициировать частные лица (по конституционной жалобе) или омбудсмен, либо депутаты парламента (в порядке конституционного контроля над правовыми актами).

В порядке рассмотрения конституционных жалоб КСУ также должен иметь прерогативу относительно определения размера возмещения и способов нарушенного органами публичной власти субъективного публичного права.

В завершение, вместо контрверсионного полномочия по рассмотрению представлений президента о неконституционности актов органов местного самоуправления лучше было бы установить полномочия КСУ по рассмотрению жалоб о нарушении прав местного самоуправления. А указанные вопросы президент может поправить путем обращения в административный суд.

Судоустройство и конституционные ценности

Основная проблема — это вопрос создания мировых судов. Почти со дня обретения независимости Украины судьи жалуются на чрезмерную загруженность делами, которая якобы мешает им принимать качественные по смыслу судебные решения. Мировые суды действительно могли бы разгрузить профессиональных судей, рассматривая мелкие гражданские и уголовные дела.

Соответственно, из ст. 127.1 законопроекта следует изъять советский атавизм в форме «народных заседателей», которые не являются ни присяжными, ни шеффенами и легко поддаются манипуляциям со стороны профессиональных судей в составе судейской коллегии. Формулу ст. 124.6 законопроекта (она немного не согласовывается со ст. 9 действующей Конституции) о признании юрисдикции Международного уголовного суда можно усовершенствовать следующим образом: «На основании международного договора Украина признает действие Римского устава и юрисдикцию Международного уголовного суда».

Тогда Верховной Раде будет достаточно ратифицировать Римский устав, чтобы он стал непосредственно действующим правом в Украине. Законопроект использует термин «судоустрій» (относительно общих судов) вместо «суды общей юрисдикции», что является положительным моментом.

Довольно странным кажется положение об обязательной деятельности административных судов — из предложенного дискурса четко видно, что именно над этим бьются судьи — члены Конституционной комиссии, а не над их назначением по защите прав человека.

На самом деле роль ценностей и принципов права в правосудии является ключевой, поскольку суды толкуют положения законов в случае их неоднозначности, и они служат базой для надлежащего обоснования судебных решений.

Доступ к правосудию и ценности судей

Законопроект чрезмерно сужает в ст. 124.2 объем и содержание права на судебную защиту. Это крайне неудачный конспект отдельных формул ст. 6 Европейской конвенции по правам человека с вкраплениями откровенного юридического позитивизма.

Абсолютно недопустимо определять возможность защиты прав человека от состояния законодательного регулирования, как это фактически предлагают авторы законопроекта. Ведь в действующей ст. 124.2 Конституции важной является констатация открытого характера системы правовой защиты и предмета ведения судов.

Формула о возможности определения в законе правила об обязательности досудебного рассмотрения определенных категорий споров — является слишком жесткой, поскольку такое урегулирование возможно по согласию сторон, т.е. соответствующие конструкции текущего законодательства будут ограничивать права человека.

Также не способствует доступу к правосудию предлагаемая в законопроекте формула о возможности «обжалования судебного решения в случаях и в порядке, определенных законом», что чрезмерно сужает содержание права на судебную защиту в аспекте гарантий обжалования судебных решений и прямо противоречит юриспруденции КСУ и Европейского суда по правам человека.

Получается так, что по усмотрению законодателя отдельные судебные решения могут и не подлежать обжалованию, что противоречит содержанию решения КСУ №3-рп/2015. Лучше сохранить здесь действующую редакцию ст. 129.3(8) Конституции, которая содержит универсальную формулу о возможности обжалования судебных решений, указывая на возможность ограничения такого права на основе закона.

А такое ограничение согласно принципам верховенства права должно отвечать принципу пропорциональности и не посягать на сущность содержания права на судебную защиту.

Добропорядочность и ответственность судьи

Отрадно, что конституционный законопроект вводит функциональный иммунитет судей. Отменять судейский иммунитет вообще недопустимо, поскольку этим для исполнительной власти открывается широкое поле для злоупотребления и манипулирования судьями.

Поэтому ст. 126.3 законопроекта предусматривает возможность ареста судьи на месте совершения или непосредственно после совершения преступления, о чем незамедлительно должно быть сообщено Высшему совету правосудия.

Вместе с тем следует сказать несколько слов о добропорядочности и способностях судьи. Мне неизвестно, почему в законопроекте с грубым и систематическим невыполнением обязанностей судьи связывается понятие «несовместимость со статусом судьи». Они слишком размыты и противоречат принципам правовой определенности.

Лучшим вариантом была бы формулировка о возможности увольнения судьи по результатам дисциплинарного расследования Высшим советом правосудия за действия, совершаемые вопреки статусу судьи и подрывающие его авторитет и достоинство.

Согласно принципу соответствия Конституции, законодатель должен был бы конкретизировать в законе соответствующие юридические составы такой ответственности судей. Ст. 127 законопроекта и далее оставляет только формализованные требования относительно судей, не устанавливая критерии их деловых и моральных качеств, требования безупречного поведения и недопустимости деятельности, несовместимой с должностью судьи.

Желательно, чтобы такие критерии были определены в Конституции, а потом конкретизированы в законе. Вместо того, избран наихудший вариант — упоминается, что дополнительные требования относительно судей могут быть определены в законе.

Институционные ловушки Конституции в свете принципов правосудия

Конституционный законопроект так и не устраняет большинство т.н. институционных ловушек Конституции.

А, именно, недостатки системного характера.

Их сложно преодолеть даже с помощью принципов целостного и согласованного понимания положений Конституции. Эти положения должны толковаться в свете фундаментальных принципов права с учетом динамики общественного отношения и цели Конституции по обеспечению прав человека и сбалансированному распределению власти.

Эти ловушки ослабляют гарантии независимости и объективности суда, и их необходимо как можно скорее устранить. Противоречит принципу законного суда порядок формирования и ликвидации судов по инициативе президента (пусть даже по представлению Высшего совета правосудия) как об этом сказано в ст. 125.2 законопроекта.

Такие прерогативы должны принадлежать парламенту, поскольку закон устанавливает компетенцию суда, что является неотъемлемым элементом основы законного суда. В этом отношении также небезупречна юриспруденция Конституционного суда, ведь при существующих правилах прерогатива президента создавать суды согласно принципу разделения власти должна уравновешиваться полномочием Верховной Рады относительно ликвидации судов.

Кажется, что институт прокуратуры в конституционном законопроекте подвергнется косметическим изменениям, поскольку согласно ст. 1312 действующая иерархия прокуратур сохраняется. Следует отметить, что на сегодняшний день в системе прокуратуры сохраняется дисциплинарная ответственность прокуроров в случае принятия оправдательных приговоров судами — это сегодняшние реалии.

Такое положение вещей определяется на уровне Дисциплинарного устава прокуратуры, статус которой сегодня находится в подвешенном состоянии из-за вступления в силу нового Закона о прокуратуре. Хотя такие вопросы должны регулироваться исключительно законом. В свете того, что надлежащим образом не расследована причастность фактически ни одного должностного лица к расстрелу Небесной сотни, такое положение вещей выглядит как-то зловеще и неприемлемо с точки зрения уважения достоинства и прав человека. Я являюсь сторонником функционирования прокуратуры в форме департамента государственного обвинения в структуре Министерства юстиции.

В законопроекте качественно по-новому выписана организация, полномочия и порядок деятельности Высшего совета правосудия, который таким образом превращается в полноценный орган судейской магистратуры и обеспечивает независимость судебной власти путем формирования судейского корпуса и привлечения судей к ответственности.

На сегодняшний день конституционная конструкция Высшего совета юстиции сохраняет много каналов влияния на суды со стороны исполнительной власти. Вместе с тем даже при новейшей конструкции этого учреждения согласно законопроекту остается опасность превращения судейского корпуса в своеобразную закрытую касту с присущим ей юридическим позитивизмом и произвольным применением закона.

Социальным назначением судьи в демократическом обществе является справедливое рассмотрение дел, что предусматривает прежде всего добропорядочность и взвешенность судьи при принятии решений. Формальное применение законов часто бывает недостаточным, поскольку под этим может скрываться острая несправедливость.

Принятие судебных решений, особенно в случае т.н. сложных дел, объединяется с необходимостью выбора оптимального решения в данной общественной обстановке в свете предсказуемых последствий. Как правило, судья предстает перед сложным выбором, который возможно решить исключительно на началах справедливости.

Это означает, что судья должен осознавать свою миссию — честно и беспристрастно относиться к сторонам в процессе, гарантировать им равные возможности доказать свою позицию и предоставлять необходимые материалы в пользу своей позиции в деле.

Пока будут продолжаться дискуссии о том, как продлить полномочия действующих судей на их должностях без осознания миссии по защите прав человека и осуществления справедливого правосудия, о реальных результатах реформы правосудия довольно сложно говорить.

В свете низкого общественного доверия к судьям именно на эти вопросы следует обратить внимание в ходе конституционной реформы правосудия. И еще несколько слов об адвокатуре, которой хотят предоставить монополию относительно правовой помощи.  Не отрицаю монопольной роли адвокатуры в предоставлении правовой помощи в уголовных делах, но в отношении других категорий.