ФГВФЛ

Юридическая консультация по телефону, онлайн. Юридическая помощь, юридическая защита.

Закон Украины "О высшем совете правосудия"

Contents

ФГВФЛ: Ворушилин — оценочная стоимость переданных в управление Фонду активов на сегодня составляет 60-70 млрд грн

ФГВФЛФГВФЛ. Эксклюзивное интервью директора-распорядителя Фонда гарантирования вкладов физических лиц Константина Ворушилина агентству «Интерфакс-Украина»

Вопрос: Вы уже почти год работаете в этой должности. Чего удалось добиться за это время? С какими вызовами пришлось столкнуться?

Ответ: Нельзя сравнивать то, что было немногим менее года назад, и то, что сейчас. Фонд претерпел достаточно сложную трансформацию, так как никто не был готов к такому объему вывода банков с рынка.

Сегодня таких банков 56, тогда как на момент, когда я заходил в Фонд, реально активная работа по реализации имущества велась только в отношении ЭРДЭ Банка, банков «Таврика» и «Даниэль».

Активные продажи начались только в этом году, когда мы сформировали ликвидационную массу в большинстве банков, например, в Брокбизнесбанке, в

банке «Форум», но организация вкладчиков «Форум СОС» категорические настаивает, чтобы не продавать: они надеются на какие-то изменения в законодательстве, чтобы создать на базе «Форума» переходной банк.

Кстати, активы там наиболее качественные по сравнению с другими банками. Мы пытаемся найти с ними какой-то консенсус. С другой стороны, со временем активы все равно становятся не лучше, а хуже. Почему хуже?

Потому, что не каждый заемщик собирается возвращать кредиты, очень многие заемщики пытаются вывести залоги, судятся, кто-то пытается провести так

называемое «схлопывание» – зачет однородных требований. Причем не своих, а покупает какие-то депозиты других лиц, компаний.

Все это находится постоянно в судах и требует постоянного внимания и дополнительных затрат. Я уже не говорю о том, что по «Форуму» возникли

недоразумения: выставили на продажу столы, стулья, компьютеры, автомобили, которые не ездят, но «Форум СОС» даже в этом случае были против. Я им

благодарен за то, что они неравнодушные люди, однако мы каждый месяц платим большие деньги за хранение этих столов и стульев!

От всего этого нужно избавляться как можно быстрее. С другой стороны, у меня-то задача какая? — Продать как можно дороже, потому что у Фонда большие

заимствования. По тому же «Форуму» мы выплатили 2,5 млрд грн за счет средств Фонда. Мы тоже хотим эти деньги вернуть в Фонд.

ФГВФЛБанк «Форум» — это тот редкий случай, когда мы надеемся, что те затраты, которые мы понесли, Фонд, как кредитор третьей очереди, вернет после реализации активов, чего я не могу сказать об очень многих других банках.

Вопрос: Насколько поможет устранить проблемы, с которыми вы сейчас сталкиваетесь, принятый в июле закон, который соответствует условиям МВФ?

Ответ: Я абсолютно не возвожу в абсолют этот закон и не считаю, что он является панацеей. Основная новелла закона — консолидированный офис, и мы надеемся на положительный эффект.

Вопрос: Очевидно, что собственных средств у Фонда недостаточно. Как вы решаете вопрос финансирования?

Ответ: Хочу отметить, что Кабинет министров делает все необходимое, чтобы Фонд свои выполнял обязательства. Мы заимствовали 20 млрд грн, которые были заложены в бюджет, и могу сказать, что механизм отработали четко.

Транши берем по мере необходимости: от 500 млн грн до 2,5 млрд грн, в зависимости от потребности. И тут все структуры – и Минфин, и Нацбанк, и Ощадбанк, через который проходят операции выкупа векселей, – работают как часы.

Мы сейчас обратились за новым траншем, и, полагаю, он тоже будет предоставлен, а значит, проблем с выплатами вкладчикам у нас не будет. Хотя это все заемные деньги, деньги на платной возвратной основе и недешевые – 12% годовых. Для бизнеса такая ставка, может быть, и хороша, но мы не бизнес-структура…

Возвращаясь к вопросу об активах неплатежеспособных банков – это цифры плавающие. Я могу сказать, что на сегодня — это более 325 млрд грн. Это балансовая стоимость всех активов, переданных в Фонд, без сформированных резервов.

Вопрос: Но если учесть резервы, то будет существенно меньше?

Ответ: Если учесть резервы – это будет немногим более 100-120 млрд грн. Оценочная стоимость еще меньше, хотя ее пока трудно назвать, потому что не по всем банкам проведена оценка. Но с учетом проведенной на сегодняшний день оценки – это порядка 60-70 млрд грн.

В то же время мы уже выплатили более 44 млрд грн вкладчикам этих банков, а 14 млрд грн нам еще предстоит выплатить по тем банкам, которые находятся у нас. Добавьте сюда еще рефинанс Национального банка более 40 млрд грн.

Уже получается, что оценочная стоимость фактически в два раза меньше, чем первоочередные обязательства перед государством. Цифры очень большие. Поэтому эта работа должна делаться, когда банк еще живой.

Сейчас мы добились по новому закону одного плюсика: что в случае признания банка проблемным вместе с куратором НБУ в него будут заходить в команде и сотрудники Фонда. Они будут смотреть, обращать внимание не только на вклады населения и гарантированные суммы, но и на состояние активов.

Тем более что по новому закону у нас максимум 60 календарных дней на временную администрацию. За это время необходимо будет найти инвестора среди ранее квалифицированных.

Учитывая реалии сегодняшнего дня и общую экономическую ситуацию, могу сказать, что поиск инвестора – это непростая задача.

Вопрос: Мы насчитали всего два случая.

Ответ: Это Кристалл Банк, а второй позитивный результат – это Астра Банк, который мы продали целиком. Сейчас еще на базе Омега Банка создается переходной банк.

Банк теоретически может жить как платформа, как плацдарм, с этого можно стартовать. Был бы идеальный переходной банк на базе ВБР, там много хороших активов, рабочих пассивов, там была бы хорошая площадка, мы пытались продать его в целом, но не удалось.

В настоящее время ВБР в непонятном состоянии: мы приняли решение о ликвидации, НБУ лицензию не отозвал, потому что существует соответствующее судебное решение. От этого он лучше не становится.

В настоящее время мы пытаемся продать Укргазпромбанк, ведем переговоры. Уже на такой стадии, что потенциальный инвестор перечислил гарантийный взнос (за время подготовки интервью Укргапрпромбанк был продан компании-инвестору PrimestarEnergy FZE — ИФ).

В любом случае, Фонд заинтересован в продаже банка инвестору даже за 1 грн, но сэкономить на выплатах. Лучше отдать потенциальному инвестору, чтобы он работал с вкладчиками.

Ведь вывод любого, даже маленького, банка с рынка – это микроудар по экономике, а когда выводится большой банк – это большой удар по экономике, потому что там «застревают» средства государственных, хозяйственных структур.

Не всегда НБУ дает разрешение на приобретение существенного участия в капитале банка. Наша задача – продать, но Национальный банк контролирует, какой инвестор зайдет, с какими целями он заходит: «обналом» заниматься, деньги выводить за рубеж, или он будет действительно заниматься банковской деятельностью и поддерживать экономику. Поэтому НБУ вправе принимать решение в одну или другую сторону.

Вопрос: Известно, что существует большая проблема с дроблением вкладов. Следует понимать, что пока нет единой позиции суда, она не сформирована. Новый закон может изменить ситуацию?

Ответ: Мы разъясняем вкладчикам, что в любом банке-участнике Фонда гарантируется до 200 тыс. грн, поэтому с самого начала распределите деньги по 200 тыс. грн на членов семьи или держите деньги в разных банках.

Но этого многие не делали, а спохватились только тогда, когда банк стал проблемным. Если банк в нарушение запрета НБУ все-таки разбил вклад, он сделал дополнительную нагрузку на общество и дополнительную нагрузку на Фонд, который должен выплачивать.

Хотя бывают разные случаи. Скажем, семья пенсионеров, вклад был сделан на того, у кого здоровье покрепче, и в последний момент его взяли и разбили. К этому мы относимся с пониманием.

А другой случай – человек, который держал 100 млн грн и тоже разбил по 200 тыс. грн — природа этих разбивок абсолютно разная. У пенсионеров была цель сохранения денег, а во втором случае это был бизнес. 25% годовых в гривне, 10-15% валюте – это фантастика!

Я раньше был бизнесменом, приобретал и терял бизнес, но мне никто ничего не компенсировал. Почему здесь мы должны компенсировать этому крупному вкладчику, зачастую юридическому лицу?

На эти вопросы нужно было ответить в законе — можно ли разбить только на членов семьи? Думаю, да. Наверное, это было бы правильно прописать.

Вопрос: А зайти в тыл к таким крупным вкладчикам со стороны налоговой?

Ответ: Мы заходим со стороны налоговой, когда есть факт, что юрлицо раскидывает на физлиц, тогда возникает налог у физлиц. Тогда мы обращаемся к налоговой, налоговая работает, смотрит, проверяет эти факты, и тут возникает налогообложение. А когда физлицо разбивает вклады на физлиц? Ну, какое здесь налогообложение? Тут очень сложно. Новый закон нам не дал четкого положения.

Для нас определяющим является постановление НБУ об объявлении банка проблемным, мы им руководствуемся, там есть ограничения – банк не имеет право открывать новых счетов и т.д.

Хотя есть такие случаи, когда, например, банк был признан проблемным, но не было ограничений со стороны Нацбанка. Как в случае с банком «Киевская Русь», Златобанком: их объявили проблемными, но не ограничили, они имели право проводить практически все операции.

Но если эти ограничения были, а это все же подавляющее большинство случаев, у нас есть формальная возможность сказать, что мы не признаем договоры и предъявляем претензии не к вкладчику (вкладчик не знал), а к сотрудникам, которые знали о таких ограничениях.

В таком случае мы принимаем решение о передаче их регрессом топ-менеджерам и собственникам банков, которые знали об этих ограничениях и не должны были проводить подобные операции.

Я пытаюсь убедить банковское сообщество, что все, кто сделал дробления, зачеты, кредиты с чужими депозитами, не должны работать в банковском секторе, — они ударили не только по Фонду, они ударили по всей банковской системе.

Потому что источниками погашения заимствований, которые мы сейчас берем, являются отчисления банков и продажа активов.

Банку необходимо разложить эти расходы либо на депозиты, либо в кредиты, что снежным комом идет на продукцию, на цену, возвратность кредитного портфеля:

чем дороже кредитные заимствования, тем меньше процент возвратности – аксиома, не требующая доказательства.

Кроме того, далеко не во всех банках остались активы. Я постоянно привожу пример Ситикомерцбанка, где все вычищено. А недавно еще Укрпрофбанк – там

вообще уникальный случай: они в ночь перед заходом временной администрации умудрились продать даже столы и стулья, до такой степени вычистили банк.

Вопрос: Совет финансовой стабильности в конце июля сообщил, что обсуждал способы повышения вашей устойчивости. О чем речь?

Ответ: Этот вопрос обсуждался 31 июля. Мы проинформировали, сколько денег у нас осталось от прежних заимствований (на тот момент 2,5 млрд грн), и сообщили, что нуждаемся в новых заимствованиях. Хочу сказать, что понимание есть со всех сторон. Это проблема не только Фонда, это проблема общегосударственная.

Вопрос: Возвращаясь к продаже активов. Я знаю, что ни один руководитель Фонда госимущества так и не решился за «копейку» продавать, хотя закон им это разрешал. Все боялись брать на себя риски, боялись, что придет прокуратура. Так эти неликвиды и висят.

Ответ: У нас существует проблема с оценщиками. Многие оценщики не хотят оценивать активы, которые находятся в Крыму, Донецке и Луганске. Оценивают в одну гривню, потому что, например, не видят первичных документов. У нас патовая ситуация.

Мы для себя на дирекции решили, что по тем активам, которые оценщик не сумел оценить, стартуем на торгах с 30% балансовой стоимости, а потом идем на понижение. Мы щупаем рынок, ищем покупателей.

Но рынок очень инфантильный, плюс лето. Сейчас в неделю продаем на 10-20 млн грн максимум. В целом задействовано семь бирж. Мы потребовали, чтобы биржа имела электронную площадку.

Наша задача в том, чтобы в торгах не принимали участие ни работники Фонда, ни работники банков. Мы в идеале должны выйти на то, чтобы люди могли в режиме онлайн смотреть, как проходят торги.

ФГВФЛВопрос: На 10-20 млн грн продали, а на какую сумму в целом было выставлено?

Ответ: За прошлую неделю у нас выставлялись общие активы по стартовой цене 500 млн грн, а продали на 12 млн грн. Пассивный рынок.

Вопрос: Может, следует привлечь посредников, инвесткомпании?

Ответ: Мы работаем со многими. Они приходят, чтобы купить подешевле и продать подороже. Недавно поступило предложение — 98% дисконта, мы отказались. Мы без посредников, без юркомпаний не достанем ни частных заемщиков, ни многих корпоративных, которые списаны с баланса.

У нас своих юристов не хватает, и мы говорим всем юридическим компаниям – пожалуйста, заходите в любой банк, смотрите портфели, если вы понимаете, что вы заработаете на них. У нас отобрано несколько десятков юркомпаний, 3 августа снова объявили конкурс, но работающих не более 10.

Вопрос: То есть, вы готовы брать на аутсорсинг юристов и продавцов?

  • Ответ: Мы им говорим: ищите покупателей, привлекайте инвесткомпании. Самое простое — продавать автотранспорт и недвижимость, это можно пощупать. ФГВФЛ

Там покупатели находятся более или менее быстро. Хотя тоже вопрос цены. Например, по Брокбизнесбанку были хорошие торги, с повышением цены. ФГВФЛ

Вопрос: Если не удается продать, вы управляете недвижимостью?

Ответ: В управлении недвижимостью есть как доходная, так и расходная часть. Большая доля недвижимости находится в залоге у НБУ. До момента, пока НБУ определит дату торгов, цену торгов, мы недвижимостью управляем, мы несем затраты по содержанию. ФГВФЛ

Что-то нам удается сдать в аренду банкам, что-то удается сдать в аренду под офисы. Большая проблема – это площади, которые мы арендуем и платим большую аренду. ФГВФЛ

Мы не раз обращались: Фонду необходимо собственное здание. Все говорят «да», но когда доходит дело до решения вопроса, все говорят «нет», и находится 101 аргумент, почему «нет». Есть проблема. ФГВФЛ

Кроме того, в Фонд часто приходят вкладчики, чтобы уточнить информацию либо высказать свое мнение. Но не секрет, что также приходят люди, которым заплатили, чтобы они врывались и били стекла. Не всегда их удается утихомирить. Наши соседи и арендодатели не в восторге. ФГВФЛ

Так что, с одной стороны, мы управляем большим количеством зданий, но они не наши, они в залоге у НБУ. На сегодня Фонд по всем банкам, кроме банка «Надра», самый крупный кредитор. ФГВФЛ

Например, задолженность Дельта Банка перед НБУ – менее 10 млрд грн, а задолженность перед Фондом будет порядка 16 млрд грн. Проблема, с которой

мы столкнулись по банку «Надра» — 12 млрд грн рефинанса, большая часть которого привлечена в 2008-2009 гг., и под них практически нет обеспечения. ФГВФЛ

Последние 3,5 млрд грн были выданы под обеспечение, поэтому эти деньги будут возвращены НБУ, но по остальным деньгам — ни нам, ни НБУ не на что рассчитывать. ФГВФЛ

Фонд выплатил вкладчикам этого банка около 4 млрд грн. И в банке нет активов, чтобы вернуть эти 4 млрд грн. Поднимаем старые истории и пытаемся с ними разобраться. Там не хватает денег ни на содержание аппарата, ни на то, чтобы хотя бы частично вернуть на Фонд.ФГВФЛ

Вопрос: Сколько в этом году вы с банков соберете?ФГВФЛ

Ответ: Мы получим порядка 3-3,4 млрд грн, максимум. А на сегодняшний день прямых заимствований, которые у нас есть, – более 30 млрд грн. ФГВФЛ

Так что поступлений от банков не хватает, чтобы обслуживать кредиты. Договорились по последним 20 млрд грн, которые мы взяли и выбираем, погашение процентов в конце срока через девять лет, но там будет удвоение этой суммы – 40 млрд грн. ФГВФЛ

Так что снова приходится напомнить, что есть только два источника — повышение ставки сбора для банков и продажа активов неплатежеспособных банков. ФГВФЛ

Вопрос: Насколько предлагаете повысить сбор? ФГВФЛ

Ответ: Это вопрос стратегический. В настоящее время этого делать нельзя: банковская система не жирует, — она выживает. ФГВФЛ

Автор: Юридическая помощь, защита

Юридическая помощь, юридическая защита по делам о преступлении против жизни и здоровья личности:по делам о преступлении против собственности;по делам о преступлении в сфере незаконного оборота наркотических веществ и пр.Юридические онсультации бесплатно и не ограничено во времени.Составление и подача процессуальных документов любой сложности в суды всех инстанций от суда первой инстанции, до суда апелляционной и кассационной инстанции. ВСУ, ЕСПЧ.Представительство интересов в суде, прокуратуре, полиции.Юридическая консультация адвоката, юриста в гражданско правовых и уголовно правовых правоотноршениях